Personal Talk with Alex Dani

Скажите, вас тоже всегда восхищают случаи, в которых человек выбрал профессию по душе и оставил родную страну, с тем чтобы покорить мир? Я такие истории просто обожаю! Каждый раз с большим интересом слушаю подобные рассказы, а теперь, когда завела личный блог, могу еще и писать о них. Мне подвернулась такая возможность! Помните, мою июньскую фотосессию для Elle Украина? Это была живописная Италия, и мы, конечно, провели много часов, работая над снимками, но ведь игра стоила свеч!

По ту сторону кадра оставался украинский фотограф Alex Dani. Он переехал в Милан, следуя мечте и большим амбициям, и сделал хорошую карьеру. Его имя на слуху. Но и у нас Dani не забывают) Он продолжает сотрудничать с украинским Elle и делиться своей историей с нашими СМИ. Я стала первой, кому он рассказал, как проделал путь от киевского студента до миланского мастера фотографии.

Я: Расскажи подробней: где ты родился, в какой обстановке вырос?

Dani: Я родился в Киеве, еще в СССР, поэтому с детства была возможность путешествовать, Аэрофлот тогда, это что-то вроде Ryanair сейчас, только с едой)) Жаль, не было с собой камеры, и я не понимал, как здорово жить в движении. Теперь я ценю каждый новый город и создаю мои фотоистории, что-то вроде дневника. Куда бы не приехал, пленочная камера или iРhone всегда в сумке. Я вырос в прекрасной социалистической обстановке и практически защитил диссертацию по газетному дискурсу, а потом решил: с меня хватит скучной жизни.

Я: С чего началось твоё увлечение фотографией?

Dani: Все началось с камеры в телефоне, она была такая маленькая, круглая, но получались зернистые прямоугольные изображения 640х480, сейчас это арт, для галерей и выставок. Тогда же это было для друзей или стрит фотография. У меня не было возможности снимать в студии. Когда я впервые увидел фотографии Williama Egglestona, понял: это то, что я всегда хотел фотографировать. Солнце, улица, странные вещи. Один кадр на один момент. Я купил себе первую цифровую камеру, и фиксовый объектив, на который снимал все, что только можно было. Мне всегда были интересны люди, портреты, истории их жизни. Я еще не понял, что фотокамера – это идеальный способ зайти в дом к незнакомому человеку и узнать все его секреты, что-то вроде подхода Diana Arbus.

Меня не интересовала красота, в том смысле, в котором мы привыкли ее видеть, скорее меня привлекало что-то внутреннее, что нельзя увидеть с первого взгляда. Я искал момент, фотографировал в клубах, восторгался Nikola Tamindzic, в то время он был одним из лучших клубных фотографов мира, я пытался скопировать его технику, ничего не получалось — я плохо знал фотошоп. Пришлось фотографировать по интуиции и постоянно придумывать что-то новое. Я не любил повторяться. У меня появился второй объектив, 28 мм, фотографии стали намного разнообразнее. Теперь я мог сфотографировать больше одного человека в кадре. Я никогда не пользовался зумами, потому что они были слишком дорогие, и я до сих пор люблю как Cartier-Bresson — 50мм. Недавно купил пленочную Leica m3, которая как раз и создана под этот объектив. Если фотографы делятся на 35 и 50 миллиметров, то я однозначно 50-летний, хотя в душе человек без возраста, он остановился, когда в руки попала камера.

 

Я: Уверена, что семья была против выбранной тобой профессии. Такое было тогда время…

Dani: Моя семья не знала, что я делаю, так как мы были не вместе, но они хотели, чтоб я был биржевым брокером или преподавателем в университете, никак не фотографом. Я попробовал себя в обеих профессиях, и выбрал фотографию. Когда я перефотографировал всех своих друзей и друзей друзей, особенно легко мне было находить общий язык с детьми от 1 до 4 лет, то семья поверила в меня. К тому же, взрослые не любят позировать сами, но с радостью выставляют напоказ своих детей. Поэтому съемки с детьми помогли подготовить моих близких к факту, что фотограф — моя профессия, и это навсегда.

Я: Как решился на переезд? Это был осознанный шаг или просто удача?

Dani: Я не могу сказать, что я удачливый фотограф, в жизни все повторяется по кругу, моя судьба — это скорее история Alexiy Lubomirski, чем Tima Walker, то есть упорный труд, а не случайное стечение обстоятельств. Мое портфолио не понимали в редакциях Vogue и Elle. Было забавно, как я переводил с помощью гугл-переводчика с русского на итальянский, в течение нескольких недель переписываясь с редактором итальянского Vogue через фейсбук, никак не осознавая, почему они мне еще не купили билет и не дали тестовую съемку с топ-моделью где нибудь в Занзибаре. Или как я приходил в модельные агентства и прямо говорил: Я не знаю, зачем я здесь, но дайте мне модель и я вам сделаю необычные фотографии. Никто не давал. Я не отчаивался. Я продолжал фотографировать, и шанс подвернулся. Я нашел своего эдитора и друга — Елену Дьяченко. Мне предложили оплачиваемую работу за границей. Я работал переводчиком и все время фотографировал. Я перешел на репортажи, lifestyle, advertising, все было очень скромно, но если Terry Richardson никогда не отказывался от работы и давал клиенту самому выбрать фотографию, в отличие от того же Avedona или Penna, которые сами все решали, то чем я хуже? Почему не сфотографировать, если мне верят и доверяют.

Я фотографировал незнакомых людей и верил в то, что делаю. Фотография умирает, или по-крайней мере хромает. Подножку поставили цифровые технологии и видео. RED это круто, iPhone это lifestyle, Instagram это story-telling. Многие не смогли перестроиться. Хорошо, что я уже рос в цифровой среде. Любая коммерческая съемка ограничена воображением и опытом. Мне всегда хотелось, чтоб не заглядывали за плечо, а просто говорили, куда прийти и что сделать. Остальное я сам придумаю. В любом месте я пытался сфотографировать реальность. Но реальность обычно не супер веселая, коммерческая фотография ее немного приукрашает. Смысл моих фотографий, как коммерческих так и личных, сделать мир добрее и лучше, где бы я не был. Показать то, что другие не замечают. Это могут быть люди, вещи, здания. Мне было приятно заставлять бегать моделей один круг возле Нотр-Дам де Пари, чтобы сфотографировать движение.

Я: У творческих профессий обычно так: есть сугубо коммерческие проекты, а есть те, к которым лежит душа. Расскажи про те, которые наиболее запомнились в твоей практике.

 

Dani: Фотографировать Олега Винника и быть в шоке от того, что творится в зале. Делать рекламу для ресторана «Тургенеф» с восхитительной Ириной Журавской, мисс Украины на тот момент. Ползать по земле, в поисках нужного ракурса для Illy Espressamente в Киеве, L’occitane в Бильбао, Mandarina Duck в Милане. Волнительно было фотографировать первый показ Anna K, я видел молодую девочку, за которую переживают родители, а молодые модели, которые показывали ее одежду, уже тогда чувствовалось насколько будут успешными. Снимать солнечную коллекцию Calzedonia под дождем. Но, наверное, один из самых восхитительных моментов это Pitti Uomo во Флоренции. Это нужно видеть, это нужно чувствовать. Это просто замечательно. Я начал делать street-style. Я познакомился со Scott Schuman, the sartorialistom.

Я: Как ты сам оцениваешь то, что делаешь? Всегда доволен результатом?

Dani: В моей жизни нет пределов. Я прекрасно знаю, что я фотографирую и зачем. Каждая новая фотография — это элемент большого пазла моей жизни. Я не мыслю жизни без фотографии и редко доволен результатом. В мире есть только один фотограф, у которого идеальные фотографии, это William Eggleston, все остальные фотографы сделали много исторических, шедевральных, интересных, необычных фотографий, но они не идеальны, и я это чувствую, потому что в их числе.

Я: Помимо фотографии, какие ещё у тебя увлечения?

Dani: Я радуюсь, как ребенок, когда получается сфотографировать что-то интересное, переворачиваю фотографии, смотрю на них, если они мне по-прежнему нравятся — значит хорошо. Я считаю, что в жизни есть две вещи, которые по-настоящему делают нас счастливыми — секс и еда, но когда я фотографирую, мне они не нужны. Раньше я любил Kendo, сейчас хороший крепкий кофе. Может ли кофе быть увлечением? Спросите у Кати в Espressoholic на Подоле, она знает, о чем идет речь. В моей жизни есть две плохие привычки — кофе и вино. А фотография — мое увлечение, скорее тут подойдет слово — obsession. Я не артист. Я фотограф. Это мое personal statement.

Я: Расскажи о своих будущих проектах и, какие ты строишь планы относительно своей карьеры?

Dani: Что касается будущего, у меня есть прекрасные визажисты, но я ищу интересных стилистов и декораторов. Я хочу сфотографировать Lagerfelda, и поработать с преемницей Anna Wintour. Мне жаль, что я никогда не был ассистентом у Billa Kinga. Но я восхищаюсь Tim Walkerom и Juergen Tellerom. Кстати, мне нравится, когда меня зовут просто Dani, с ударением на первый слог.

 

2017-04-18T06:18:22+00:00Июль 28, 2016|Personal Talk|

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.